Басни Сложность и особенности басни
Значение имени Мария и анти - Мария
Частушки Легкая стихотворная формула

Теоцентрическое понимание мироздания в испанской литературе

06-07-2021

Речь идет о последствиях победы "радикалов" над "специалистами", ощутимые до сих и не в одной только России. То, что уцелело после тотальных репрессий, вновь оживает в так называемых "шарашках", почти полностью регенеруючись течение полувекового экзорцизма, - и снова в упомянутых ипостасях, под именем "физиков" и "лириков", в фигурах Вячеслава Иванова, Владимира Топорова, Юрия Лотмана ... Когда же наступило время открытого конфликта с режимом, то и Солженицын, и Сахаров, вообще наследники и апологеты традиции мастерства, оказались "мятежниками, хуже Радищева". Пожалуй, именно в этих фигурах (и многих менее известных или совсем неизвестных) и осуществился синтез двух доминантных черт ментальности и поведения русского интеллигента. Непонятным выглядит лишь пассаж о набокивських бабочек, "окрашенных теми или другими антидемократическими цветами", внутренняя форма этого сюрреалистического образа Скуратовского просто блестящая, но, как и все прекрасное, он бессмысленный "наружу", потому что как раз Набоков (как и Бунин, и Ходасевич, и Вячеслав Иванов, а позже Иосиф Бродский - разве всех упомнишь?) с его культом мастерства и вершинными образцами этого мастерства, с его последовательным противостоянием тоталитаризму и советизм еще одной символической фигурой в ряду других, фигурой с той самой удаленной страницы "безнадежно рабского и безнадежно родной" России, фигурой, не менее убедительно за Булгакова доказывает , что рукописи не горят.

Интересны наблюдения Скуратовского, основанные на внимательном прочтении пушкинских текстов, об отношении поэта к Западу, его культурфилософських прозрений, связанных с индивидуалистическим и формально-рационалистическим этосом западной цивилизации ("Пушкин и Запад"), оригинальная интерпретация грибоедовского "Горя от ума" , так же, как размышления над парадоксальной диалектикой простого и сложного в Толстого и своеобразной заангажированностью этого писателя в современность, "одержимостью живой жизнью". Однако содержательных "изюминкой" русского блока является уже упоминавшаяся статья "" Серебряный век "...", которая содержит вдумчивые наблюдения над панорамно воспроизведенным "петербургским текстом" 1890-1913 годов. Приобщая нас к живым источникам барокко и "серебряного века", Вадим Скуратовский не позволяет, таким образом, окончательно упасть традиции "говорить о главном", "упражняя" то время, который "is out", в тяглу течение культурнического анамнезису и дискурса.


Смотрите также:
 Иосиф и анти-Иосиф
 Синтетизм как творческий принцип
 Тайна Христа
 Подмена религии политикой
 Мистические ритуалы вокруг мавзолея