Басни Сложность и особенности басни
Значение имени Мария и анти - Мария
Частушки Легкая стихотворная формула

Синтетизм как творческий принцип

30-03-2021

К сожалению, исследовательница не заходит так далеко, более того - на случай таких подозрений имеет свою любимую "единственное оружие" - ссылки; этот раз на Кристу Ратклайф (между прочим, почему Гундорова с ее выразительными, не единственно выразительными в ее тексте феминистическими симпатиями каждый принимает "гендерный" в его грамматическом значении "родовой" и ни разу - "половой"?). Поэтому автор "Проявление Слова" не заходит слишком далеко, ее притязания скромнее, - сказать, "шлейермахеривськи": "Мы получаем возможность" проходить "через текст в субъективных смыслов, которые вызывают его, и прежде всего к тому, как в тексте и через текст символизирует, закрепляет себя "конечная" человеческая индивидуальность ".

Эту "возможность" обеспечивает невнятно и неряшливо выписан "дискурсивный анализ корреляции мысли и слова", т.е. дискурсивный анализ дискурса (вот, кстати, один из примеров языковой неряшливости - как следствие императивного "нельзя" - благодаря которому и без того ужаса читатель досвидчуеться , что Джойс, знаете, был женщиной: "Вообще, как писала В. Вулф, мужчины шокированы, когда женщина говорит, что он чувствует (так, как делал это, например, Джойс)"). Возвращаясь к "субъективных" смыслов, в которых собирается "проходить" Гундорова, надо заметить, что их просто не существует - "субъективных", "объективных" и т.д., существует то, что автор считает смыслом благодаря своему времени и языке или, точнее, то, что время и язык "считают" в захваченной ими автору, и встреча интерпретатора происходит (если, конечно, происходит) не с мифической, да еще и романтичной "индивидуальностью", а с историчностью в ее осуществлении.

О том, чего, кого и почему не вспоминает Тамара Гундорова, можно писать отдельную разведку. Например, "уместно" вспоминая Евгения Пашковского, Юрия Андруховича и "Новую дегенерацию" и т.д., она напрочь забывает о существовании Николая Зерова и "неоклассиков". Не потому, что само их существование разрушает навязанную недостоверную схему исследовательницы; не потому, что для европейцев Зерова, Филиповича, Рыльского, Драй-Хмары, Петрова Европа не была "имперским центром", ни сами они не были и не чувствовали маргиналами; Европа была их жизненным миром, интересным и разнообразным, каждый из них был вполне присутствует в ней, каждый был компетентным и добросовестным poeta doctus - то, таким же "онтологическим" империалистом, как Элиот или Джойс, который любил шокировать мужчин своими высказываниями . Но в первую очередь как раз "неоклассики" были в действительности модерными, тогда как Николай Филянский или Григорий Чупринка (чьи поэзии для дам Гундоровой "на этом этапе ... значили не меньше, чем философско-психологическая, смысловая лирика ...") выдавались им курьезом, "простецких душ запоздавшей отступлениями", а "экзистенциальная самодостаточность" - несчастьем "поверить в свою роль новатора и проповедника" Красоты "" (Николай Зеров).


Смотрите также:
 Теоцентрическое понимание мироздания в испанской литературе
 Процесс соотношение энергий
 Звездный сын и пора рассвета
 Иван и анти-Иван
 Синтетизм как творческий принцип