Басни Сложность и особенности басни
Значение имени Мария и анти - Мария
Частушки Легкая стихотворная формула

Предметы-помощники

29-11-2018

Встречаются в волшебных сказках унаследованные из глубокого прошлого мотивы жертвоприношений (в том числе и человеческих). В сказке "Мальчик со звездой на лбу" на вопрос, почему в море только крупная рыба, а не рождается новая, старик на краю света отвечает: "Мало бы море и малую рыбу, если бы оно утопления хоть одного человека". В "Сказке о Кощея бессмертного, Ивана-царевича и Булата-молодца" Иван спрашивает Булата, обращенного в камень, что сделать, чтобы его оживить, а тот отвечает: "Иди зарежь своих детей и кровью меня помажь, я вдруг оживу" - герой так и делает. Змея из сказки "Телесик" приглашает гостей есть печеного Ивасика, но вместо него съедают ее дочь Лену. Во многих сказках Змиеве в жертву ежедневно или ежемесячно приносят парня или девушку (а порой многие из поселения), которых он съедает. Есть и другие указания на каннибализм (в котле в Кощея варятся человеческие руки или ноги).

Многие тексты сохранили описания или упоминания об устройстве лесного братства, его законы и распределение ролей (кто едет на охоту, кто охраняет лесной дом, кто готовит пищу для собратьев, часто в этом установленный поочередный порядок). К такой общины могут принадлежать 7, 12, 25, 40, иногда 100 или больше собратьев или разбойников. Существуют также развернутые картины инициаций (например, в сказке "Ох"), намеки на них, отдельные элементы (например, отправка героя в дорогу; разногласие тайн мастерства в магии и колдовстве, ремесле). Широко бытует мнение, что сказки вообще составляли часть обрядов.

Со временем рассказы, которые в прошлом составляли часть культа как элемент обряда, а затем находились под запретом, приобрели новых функций. Сюжеты волшебных сказок постепенно становятся художественными, теряют свою эзотеричность (от гр. Esoterikos - внутренний, таинственный, предназначенный только для посвященных).

В структуре волшебных сказок наблюдаются и позднейшие наслоения. Христианство на этот пласт народного эпоса мало небольшое влияние. Это, очевидно, обусловлено тем, что в его распространения на славянских землях волшебная сказка была относительно сложившимся жанровым разновидностью. Поэтому христианские образы и элементы вошли в эти тексты лишь в форме отдельных вкраплений. Например, вместо змея противниками героя предстают Люцифер с Люциферкою, язычник, царь Ирод, хотя внешне они ничем не отличаются от традиционных образов (со многими головами, огненной природой и т.д.)

. В отдельных вариантах на свист героини вместо змей и гадюк приходят черти или "всякая нечисть", которые выполняют все ее приказы. Такие изменения, безусловно, внесенные позже. Хотя в волшебных сказках христианские взгляды часто появляются на уровне морально-этических оценок, как победа добра над злом, справедливости над несправедливостью. Поэтому большинство из них, в том виде, в котором дошли до наших дней, утверждают лучшие человеческие черты и добродетели: верность, преданность, честность, справедливость, человечность, трудолюбие и др..

Поздними наслоениями также появление в структуре волшебных сказок образов министров, генералов, полковников, купцов, графов, князей и др.., Связанных с общественно-историческим развитием.

12

Смотрите также:
 Предметы-помощники
 СЛОВО создает мыслящее существо
 Домашние животные как персонажи звериного эпоса
 Культ медведя в славянском творчестве
 Жители болот в сказочном мире